СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДА

Лекция 3. Искусство и Священное Писание

СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДА

Лист 72 оборот кодекса с иллюминированной миниатюрой Спаса Вседержителя. Золотой кодекс из Лорша. Ватикан, 8–9 вв. / Alamy

В курсе «Средневековое искусство Запада» историк-медиевист Олег Воскобойников показывает важнейшие, а также малоизвестные памятники художественной культуры средневековья и помогает посмотреть на них глазами средневекового человека. Откуда средневековые художники знали, как выглядят ангелы или как изобразить адские муки, мог ли неграмотный прихожанин «прочесть» Библию, разглядывая витражи и фрески, и какую функцию на самом деле выполняло изображение — об этом третья лекция курса.

С проблемой моделей, топосовiт.е. тем, канона напрямую связан вопрос о роли Священного Писанияiтак называют Библию. в средневековом искусстве. Библией не исчерпывается средневековое сознание, но она может почти все в нем объяснить. Библию знали не все, зато многие, ученые и писатели, проповедники и отшельники, знали ее едва ли не наизусть, поскольку чтение Писания было их каждодневным духовным упражнением, что особым образом тренировало память и воображение. При чтении некоторых текстов зрелого СредневековьяiТо есть 11–14 вв. наш современник рискует утонуть в библейских цитатах. Средневековый мыслитель не тонул, а свободно плавал в библейском тексте, который зачастую и становился его образом мышления.

Удачно подобранная, пусть и вырванная из контекста цитата, могла в буквальном или метафорическом смысле описать любую жизненную ситуацию, философскую концепцию или чувство. Те, кто стремился к образованию, начинал с псалмов11Псалмыжанр и форма иудейской и христианской лирической молитвословной поэзии. Сто пятьдесят псалмов составляют Псалтирь, одну из книг Ветхого Завета. и через семь свободных искусств возвращался опять же к Писанию. Любили повторять, что оно содержит всю возможную для человека премудрость, но эта идея не порабощала волю к интеллектуальному обновлению и движению вперед. Ведь откровение22ОткровениеОткровение, в религии и теологии — разнообразное открытие Богом себя самого и своей воли людям. есть в некотором роде также сокровение. Это сокровенное знание нужно было открыть, понять, преподать, воплотить в жизнь. Так в первые века нашей эры родилась средневековая экзегезаiТолкование, комментирование Библии, впоследствии получившая широкое развитие и распространение.

Мы должны себе представить, что три-четыре связанных между собой слова из Писания вызывали в памяти и воображении человека XII–XIII вв. целый ассоциативный ряд, подобно тому как современный литературно образованный человек инстинктивно продолжает, вслух или про себя, знакомый фрагмент из любимого поэта. Зачастую несколько слов скрывают в себе в концентрированной форме догмат или целый мир образов.

Искусство стало неразрывной частью этой экзегезы и связанной с ней картины мира европейца:

«В старине – новизна, и в новизне – старина»

Так св. Павлин Ноланский 33Павлин Ноланский(353–431 гг.)Католический епископ и святой. на закате античного мира в стихах выразился об иконографической программе только что выстроенной по его заказу базилики в Чимитиле, где клеристорий 44КлеристорийЯрус окон в главном нефе базилики непосредственно под перекрытиями, служащий для освещения пространства храма. был украшен сценами Ветхого Завета , а старый храм – новозаветной историей. Экзегеза Нового Завета прежде всего искала пути понимания христианства через многоуровневое толкование ветхозаветных книг, видя в них пророчество.

Искусство – буквально, исторически, аллегорически, морально – отображало через «ветхое» – «новое», через «новое» – «ветхое». Монументальная живопись следовала этому принципу, размещая параллельно типологически связанные между собой сцены обоих Заветов55Типологическое толкованиеТипологический метод толкования признает историческую реальность происходивших в Ветхом Завете событий и описанных лиц, однако рассматривает эти лица и события как повод, с помощью которого Бог раздвигает исторические рамки и заставляет священного писателя и читателей задуматься над грядущими событиями.. При необходимости так же типологически сопоставляли житие того или иного святого с евангельской историей – земным подвигом Христа и апостолов. Один из самых почитаемых в католической церкви святых Франциск66Франциск Ассизский (1181–1226 гг.)Католический святой, монах, основатель монашеского нищенствующего ордена францисканцев. Нищенствующие ордена (то есть объединения монахов) существовали за счет милостыни, которую подавали членам ордена. на стенах ассизской базилики (около 1300 года) проходит свой жизненный путь на глазах у зрителя, показывая ему, как именно нужно отказаться от всего земного, чтобы творить чудеса на земле и стяжать вечную жизнь на небе. Но важно и то, что зритель видит здесь своего любимого святого ровно там, где обычно видел Христа, Богоматерь77БогоматерьДева Мария, девушка в Библии, которая, будучи девственницей, зачала своего Сына Иисуса чудесным образом, посредством Святого Духа., апостолов.

Франциск отдаёт свой плащ некогда богатому, а теперь бедному воину. Фреска из Базилики Святого Франциска. Италия, Ассизи, 1295–1300 гг. / Fine Art Images/Legion

Франциск отдаёт свой плащ некогда богатому, а теперь бедному воину. Фреска из Базилики Святого Франциска. Италия, Ассизи, 1295–1300 гг. / Fine Art Images/Legion

Вместе с тем никто не мог изобразить на стене или страницах рукописи всё Священное Писание или даже всю евангельскую историю. А значит, отбор сцен уже становился толкованием, которое мы, изучая конкретную программу, будь то фреска, мозаика или цикл миниатюр, должны анализировать в конкретном контексте. Мы должны задаться вопросом, почему в одном цикле акцент делается, например, на детстве Христа, в другом – на его чудесах, а в третьем – на Страстном цикле88Страстная неделяВ христианстве неделя, которая предшествует Пасхе. В эту неделю произошли суд, распятие и погребение Иисуса Христа. .Одна эпоха или школа раскрывает Евангелие, концентрируясь лишь на главном, не отвлекаясь на второстепенные детали. Другая вводит в сцены множество повседневных деталей, иногда просто для потакания любопытству зрителей, иногда с конкретными экзегетическими и дидактическими, проповедническими задачами.

Какую функцию несет изображение?

Оттоновская эпоха в Германии1010Оттоновское возрождениеЭпоха правления первых трех императоров Священной Римской империи, которые носили имя Оттона. Священная Римская империя была основана германским королем Оттоном I в 962 году. Государство в разное время помимо Германии объединяло земли Чехии, Италии, части Франции, Испании, Австрии, Швейцарии. Правители Священной Римской империи считали себя наследниками исторической Римской империи, которая существовала в 1 в. до н.э. – 5 в. н.э. любила изображать евангельский цикл, до нас дошли великолепные иллюстрированные рукописи рубежа 10-11 вв. Многие сцены по-настоящему пронзительны, передают высокую духовную концентрацию художников и их заказчиков, от бенедиктинских1111БенедектинцыМонашеский орден, основанный христианским святым Бенедиктом Нурсийским в 530 году. Это не единая организация, а скорее собрание автономных монастырей, живущих по уставу св. Бенедикта Нурсийского. монахов до императоров. Но эти сцены по-своему лаконичны, немногословны, каждый жест легко считывается в своей выразительности. Собственно, фигуры людей превращены здесь в своеобразные воплощенные жесты.

В позднее Средневековье циклы стали более пространными, вкус к рассказу усиливался от поколения к поколению. В парижской Сент-Шапель он достиг едва ли не максимальной точки: здесь в 1240-х годах священными историями в витраже потребовалось покрыть целую масштабную постройку – архитектурный реликварий для Тернового венца1212Терновый венецВенец из ветвей растения с шипами (терниями), который, согласно Евангелиям, был возложен на голову Иисуса Христа римскими воинами во время его поругания., только что привезенного из Константинополя. Богатство и совершенство этого изобразительного повествования оказались ловушкой: ни сегодня, ни, может быть, и тогда никто не мог прочесть такую Библию от начала до конца, не говоря уже о том, чтобы выявить в этом рассказе какое-то ядро, основную мысль или хотя бы путеводную нить. Никому бы не пришло в голову читать по этим витражам проповедь.

Витражи верхней части Святой Капеллы в Сент-Шапель. Франция, 1242–1248 гг. / Alamy

Витражи верхней части Святой Капеллы в Сент-Шапель. Франция, 1242–1248 гг. / Alamy

Иногда в особенном произведении, например на окладеiПереплет. богослужебной рукописи и даже на одной пластинке из слоновой кости, могли разместить чуть ли не целую эсхатологию, визуальное размышление о судьбах человечества и Страшном суде1313Страшный суд иудаизме, христианстве и исламе — последний суд, совершаемый Богом над людьми с целью выявления праведников и грешников и определения награды первым и наказания последним. В богословии Страшному суду посвящен целый раздел — эсхатология ((греч. εσχατολογία ← др.-греч. ἔσχατος «конечный, последний» + λόγος «слово; знание»).. На этой плакетке 11 века из музея Клюни мы видим распятого Христа в центре, Солнце и Луну, символизирующих мироздание и многочасовое затмение, но также, что необычно, жен-мироносиц1414МироносицыЖенщины, пришедшие утром в первый день после субботы ко Гробу воскресшего Иисуса Христа, с ароматами и благовониями (миром) для ритуального умащения тела. у гроба, Вознесение Христа и Второе пришествие.1515Вознесение и Второе пришествие Иисуса ХристаВо время Вознесения согласно библейскому сюжету Иисус Христос взошел на Небо на 40 день после Пасхи и во время которого было заявлено о Втором пришествии. Согласно христианскому богословию Второе пришествие Христа произойдет перед Страшным судом. Тем самым резчик (и стоящий за ним заказчик – аббатiНастоятель монастыря. или епископ) рассказал о конкретном земном событии, смерти Христа, а в трех сценах довольно подробно поведал о воскресении и о том, что нас всех в связи с этим ждет. Причем три столь важные сцены помещены не на отдельные пластинки, но именно внутрь основного сюжета, это не перекличка разных, пусть и связанных друг с другом событий, но именно единый, «иконный» метаобраз и метарассказ, одновременно многословный и лаконичный.

Трехстворчатый переносный алтарь "Богородица во Славе" из церкви Сен-Сюльпис дю Тарн. Париж. Конец 13 в. Слоновая кость. Музей Клюни / /Alamy

Трехстворчатый переносный алтарь "Богородица во Славе" из церкви Сен-Сюльпис дю Тарн. Париж. Конец 13 в. Слоновая кость. Музей Клюни / /Alamy

За подобными особенностями и даже парадоксами библейского повестования в живописи и пластике могут скрываться особенности мировоззрения и культуры конкретного периода или региона средневековой Европы.

Сохранился интересный текст, отражающий эту традиционную практику средневекового искусства. Около 1200 года один английский монах, риторически возмущаясь фривольностью художников и скульпторов своего времени, изложил правила типологического соотнесения конкретных сцен Нового и Ветхого Заветов в дидактической поэме «Художник в стихах». В рукописях евангельский эпизод выделен красным цветом или вынесен на поля, и к нему привязаны ветхозаветные эпизоды, лаконично обозначенные такими же короткими фразами. Однако намного интереснее для понимания того, как монашество и часть церковных авторитетов смотрели на работу художников, небольшая, но красноречивая авторская преамбула, объясняющая цели и задачи поэмы. Приведу этот текст полностью.

«Скорбя о том, что в святилищах Божьих чаще встречаешь всякие нелепицы и уродство, чем благолепие, я решил по мере возможности дать уму и зрению верующих более достойную и полезную пищу. Поскольку взор нашего современника пленяется всякой чепухой и вообще мирскими безделицами и никчемную живопись из нынешних церквей просто так не убрать, я думаю, что в кафедральных и приходских храмах, где происходят публичные богослужения, можно стерпеть присутствие таких изображений, которые радуют верующих и, словно книги для мирян, раскрывают простецам божественные смыслы, а людей образованных наставляют в любви к Писанию.

Приведем лишь несколько примеров. И впрямь, что достойнее, что полезнее: разглядывать над божьими алтарями двуглавых орлов, львов в четыре туловища, но об одной голове, кентавров-стрельцов, разбушевавшихся акефалов, хитроумную логическую химеру, басни про развлечения лисы и петуха, играющих на флейтах обезьян и Боэциева осла с лирой?iГреческая поговорка про осла перед лирой приводится философом Боэцием (484–524 гг.) в его труде «Утешение философией». Или все-таки деяния праотцев, обряды, установленные законом, решения судей, образцовые подвиги царей, битвы пророков, победы Маккавеев1616МаккавеиСемь святых ветхозаветных мучеников, которые пострадали от сирийского царя. Подвиг Маккавеев вдохновил Иуду Маккавея на борьбу против искоренения иудаизма. Имя Маккавеев стало общим именем представителей Хасмонейской династии, вождей и правителей Иудеи с 167 по 37 до н.э., дела Господа Спасителя и в блеске раскрывшиеся таинства Евангелия? Неужели содержание Ветхого и Нового заветов столь скудно, что нам приходится оставлять без внимания достойное и полезное и разбрасываться, как говорится, своими талантами по мелочам? Вся эта обманчивая фантасмагория – от нечестивой гордыни художников: церкви давно следовало положить ей предел, но, как видно, она ее принимает и, как ни печально, поддерживает.

Так вот, чтобы унять эту вседозволенность художников, или, скорее, чтобы научить их, что изображать в церквях, где изображения возможны, я выписал попарно свидетельства о событиях Ветхого и Нового Заветов, сверху помещая дистихи, кратко разъясняющие ветхозаветную историю и соединяющие ее с историей новозаветной. По просьбам некоторых я объединил все это в главы: так, под одним заголовком объединены разные дистихи iДвустишие , и если какой-то сюжет в одном раскрыт слишком кратко, то в следующих читатель найдет достаточно материала.
Дистихи посвящены в основном Ветхому Завету, потому что Новый Завет более привычен и хорошо известен, для него достаточно упомянуть имена действующих лиц. Я не намереваюсь указывать тем, кто за это отвечает, что именно изображать в церквях, пусть сами решают по своему усмотрению, как подсказывает им чутье. Главное, чтобы искали они Христовой славы, а не своей, и тогда воздаст он им хвалу не только из уст младенцев сосущих, но, даже если молокососы будут молчать, камни возопиют и заговорит стена, украшенная свидетельствами величия Божия. Мне уже приходилось во многих храмах приводить в достойный вид уже начатые росписи и исправлять преступную суетность вещами возвышенными».

Эта «симфония» была рассчитана на людей, отлично знавших Писание, а поэтическая форма использована традиционно в дидактических целях, для упрощения запоминания. Автор знаком с традицией, восходящей к Григорию Великому, согласно которой искусство наставляет неграмотных, но признает он и способность церковной живописи вдохновлять культурную элиту1717Григорий Великий (540–604 гг.)Папа римский и один из отцов церкви. Автор множества богословских сочинений.. Мы видим, что и эта элита знакома с Новым Заветом лучше, чем с Ветхим, но именно сочетание обоих способно будить то же религиозное рвение, что и проповедь. Неслучайно в одном ряду оказываются военные победы Маккавеев и «дела Господа Спасителя»: на первый взгляд чего в них общего? Это и есть типологическое прочтение Писания средствами искусства, ставящее своей целью рассказ и наставление о спасении.
Такую функцию его можно обозначить труднопереводимым средневековым словом compunctio: лицезрение благочестивых образов должно было заставить верующего духовно сосредоточиться на Писании, вызвать состояние, называемое в русской традиции «сокрушением сердечным».

Схожим с описанным в «Художнике в стихах» образом выстроены распространившиеся в 13 столетии во Франции так называемые «нравоучительные» или «морализованные библии.iЭто бытующая в отечественной медиевистике не слишком удачная калька с французского термина bibles moralisées. Они с помощью орнаментального мотива, будто витраж, связывали на одной странице несколько сцен Ветхого и Нового Заветов и краткие письменные пояснения к ним.

Для французской королевской семьи в 1220–1240-х гг. была создана серия роскошно иллюстрированных рукописей, с которыми резонно связывают концепцию витражей Сент-Шапель. В этих крупноформатных кодексах на сотнях страниц библейская история рассказана с помощью очень кратких отсылок к библейскому тексту на французском и размещенных рядом друг с другом в клеймах сцен. Все эти сцены сплетаются в неразрывное целое, навязывающее читателю и зрителю специфический ритм мыслительной и зрительной работы.

В столбцах по бокам от миниатюрного витража, состоящего из восьми клейм, король видел аккуратно написанные отрывки из священной истории, чередовавшиеся с моральными разъяснениями. Миниатюра же, вмещавшая на одном листе восемь сцен и десятки персонажей, строилась в основном на сопоставлении ветхо- и новозаветных сюжетов, так или иначе связанных с той или иной моральной проблемой. Представить себе чтение такой Библии в привычном нам порядке невозможно.

В «историзме» и учительстве многие средневековые мыслители вслед за папой Григорием Великим видели основную задачу религиозного искусства. Действительно, об этой своей задаче оно никогда не забывало, но ей одной никогда не ограничивалось. Когда это требовалось, оно не боялось дополнять содержание христианского откровения образами языческого происхождения или за счет учений и текстов, не признававшихся официальной церковью, т. е. апокрифов. Из исключительно популярного апокрифа, «Видения апостола Павла», возникли иконография и общие представления о потустороннем мире, в особенности об адских муках, квинтэссенцией которых стала дантовская «Комедия»,1818Данте Алигьери (1265–1321 гг.)Итальянский поэт, автор «Божественной комедии», поэмы в которой главный герой совершает путешествие в Ад, Частилище и Рай. Это не просто поэма, это целая энциклопедия научных, политических, философских, моральных, богословских знаний западного средневековья. тоже нередко становившаяся предметом иллюстрирования.

Никто не сомневался в существовании ангелов, но нигде в Библии не говорится, что у них были крылья. Воображение прикрепило им это необходимое для полета орудие, а античная художественная традиция предложила воображению как бы материальное подспорье: крылатую богиню Нику-Викторию. 1919Ника-ВикторияДревнегреческая и древнеримская богиня победы.

Ника, богиня победы. Турция, Эфес, 1-2 в. н.э. / Wikimedia Commons

Ника, богиня победы. Турция, Эфес, 1-2 в. н.э. / Wikimedia Commons

В сочетании искренней привязанности к букве и духу Библии с богатым воображением и интересом к наследию древних проявилась характерная особенность функций искусства и его связь с мировоззрением в целом. Средневековый человек чаял и знания, и веры. Он хотел, чтобы ему показали то, во что верил. Поэтому то, что он не мог увидеть в природе, должны были предоставить ему богословие, воображение проповедника и изобретательность художника. Описывая облик ангела, молодого, прекрасного, одетого в светлые одежды, крылатого, средневековый мыслитель ссылался как на отцов, так и на живописцев: посмотрите, писал Михаил Скот в 1235 году2020Михаил Скот (1200–1236 гг.)Шотландский переводчик, математик и философ. Переводил в том числе труды древнегреческого философа Аристотеля. , как их изображают художники: с крыльями, с перьями, с большими глазами, поющими, стремительными. Казалось бы, банальность, пусть себе будут крылатыми. Но в 1430-х годах Ян ван Эйк 2121Ян ван Эйк (1385 или 1391 – 1441 гг.)Нидерландский художник эпохи Возрождения. почему-то осмелился изобразить ангельский хор бескрылым.

Ян ван Эйк. Поющие ангелы. Гентский Алтарь (Фрагмент), 1432 г. / Alamy

Ян ван Эйк. Поющие ангелы. Гентский Алтарь (Фрагмент), 1432 г. / Alamy

Почему? Чтобы показать, на что он лично способен? Думаю, здесь уже говорит дерзновение нового времени, осени Средневековья, городской цивилизации Фландрии, где художник выступает фактически богословом с кистью в руках. Но этот художник-богослов по-прежнему выполняет традиционную функцию: изобразить неизобразимое, рассказать о невидимом. «Видимая красота есть образ невидимой красоты», писал в 12 веке один французский богослов.

Олег Воскобойников

Все материалы автора