СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДА

Лекция 5. Мир символов и метафор

СРЕДНЕВЕКОВОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДА

Лука Антонио Бусати. Древо Жизни. Холст, масло. Базилика Святого Антония, Падуя, 1510-1519 гг. / Alamy

В курсе "Средневековое искусство Запада" историк-медиевист Олег Воскобойников показывает важнейшие, а также малоизвестные памятники художественной культуры средневековья и помогает посмотреть на них глазами средневекового человека. В пятой лекции Олег Воскобойников рассказывает о многозначности главного христианского символа. 

В любой общей истории искусства мы прочтем, что средневековое искусство символично. Остановимся на этом утверждении. На протяжении всего раннего Средневековья главенствовало символическое понимание мироздания, но и в позднем Средневековье, и накануне Нового времени, существенно потеряв свои позиции из-за распространения новых знаний, оно вовсе не растворилось, а лишь трансформировалось и обогатилось. В этом средневековая цивилизация вовсе не исключительна. Символизм в большей или меньшей мере характерен для без исключения культур.

В основе его лежит уверенность, что любое явление помимо основного содержания обладает одним или несколькими добавочными. Эта уверенность коллективна, хотя бы потому, что слово "символ" начинается с соединительной приставки, указывающей на работу мысли и действия многочисленных участников коммуникации. Именно конкретная коммуникативная ситуация и определяла и определяет степень "буквальности" или, наоборот "фигуральности" слова, жеста, образа. Это общее замечание имеет прямое отношение к любому произведению искусства или предмету. Но будет глубоко ошибочным, сбивающим с толку суждение, что средневековое искусство символично в отличие от искусств других эпох или цивилизаций.

Как нетрудно догадаться, глубоким символическим значением обладали инсигнииiВнешние знаки власти или статуса.. Знаменитая оттоновская корона, ставшая главной (среди прочих) короной Священной Римской империи и хранящаяся в венском Хофбурге, шедевр ювелирного искусства11Священная Римская империяГосударство, созданное в 962 году на территории современной Германии, Северной Италии, части Франции, Швейцарии и Чехии. Просуществовало до 1806 года. В основе союза этих земель лежала идея объединения всего христианского мира по образцу с исторической Римской империей. Основателем и первым императором Священной Римской империи был германский король Оттон I. Первые три правителя Священной Римской империи носили имя Оттона. Правление Оттонов часто называют "оттоновским возрождением" (10–нач. 11 вв.), поскольку в этот период активно ведется литературная, образовательная деятельность, развивается изобразительное искусство и архитектура. . Она украшена выполненными в византийской технике перегородчатой эмали22Перегородчатая эмальНа металлической пластине (обычно серебряной, медной или из желтого золота) выкладывается рисунок при помощи тонких проволочек (чаще серебряных). Проволочки и играют роль "перегородок", внутрь которых помещается эмаль. изображениями ветхозаветных царей, которым император призван был подражать. Образ небесного Государяiто есть Иисуса Христа в окружении херувимовiт.е. ангелов сопровождает надпись, она гласит буквально следующее: "через меня правят короли"iper me reges regnant. Это слова Христа, иллюстрирующие всем известное "несть власти ниже от Бога". Но, что характерно, на лицевой стороне мы видим под крестом лишь двенадцать драгоценных камней, словно метафору двенадцати апостолов, первых последователей Христа. Каждый камень, аккуратно инкрустированный, светит собственным светом: Средневековье очень серьезно, даже магически, относилось к светоносной силе камней. Перед нами, по сути дела, абстракция, не изображение в прямом смысле слова.

Но и абстракция – в таком предмете, запечатленная на челе государя – должна же была что-то означать! Согласно одной из трактовок, единение апостолов вокруг Христа должно было подвигнуть сердца народов, подвластных Оттонам, объединиться под эгидой единой христианской державы. Во всяком случае схожим образом понимал ее значение немецкий поэт Вальтер фон дер Фогельвейде, написавший в 1190-х гг. стихотворение в честь только что коронованного германского короля:

Король Филипп не стар, корона подревней;

нельзя не подивиться, сколько блеску в ней;

как соразмерно все в изделии кузнечном!

Корона с головой монаршей заодно,

и разлучить их, без сомнения, грешно;

прекрасны обе только в единенье вечном.

Обеим радостно блистать;

красавцу молодому сей венец под стать

в любви взаимной, в роскоши природной;

заблудшим этот светоч дан 

для всех князей, для разных стран 

звездою воссиял он путеводной.

В оригинальном тексте, что ускользнуло от переводчика В. Микушевича, на самом деле упоминается конкретный камень, прозванный за свою красоту и величину "Мудрецом"ider Weise. Он украшал затылочную пластинуiOb sîme nacke stê и именно поэтому служил "путеводной звездой"iLeitesterne для всякого князя, следующего за своим государем. Учтем также, что стихотворение талантливого миннезингера служило своеобразным куртуазным политическим манифестом и отражало вовсе не только личное мнение придворного поэта.

Символ очень близок, но не аналогичен знаку, хотя Средневековье явно предпочитало оперировать именно вторым термином: signum. Простые предметы или жесты обретают новое значение в зависимости, во-первых, от воли тех, кто их использует, во-вторых, от воображения того, кто за этим использованием наблюдает. Фигура человека в произведении искусства на протяжении почти всего Средневековья лишена индивидуальных черт, но она всегда выражает какую-то волю, какой-то жест, она всегда осмыслена. Ее даже можно назвать воплощенным жестом, если понимать жест широко.

Поскольку всякая коммуникативная ситуация в Средние века многозначна и может быть зачастую истолкована современниками в двух и даже нескольких противоречащих друг другу смыслах, многозначен и символ. Крест, этот богатейший по содержанию и не исключительно христианский символ, может означать идеи и ценности прямо противоположные, в зависимости от того, в каком контексте он используется и кем, как, когда и зачем он трактуется. Неслучайно в знаменитом сне Константина I,33Константин I Великий (306–337 гг.)Римский император, основатель Константинополя, второй столицы Римской империи. Стал императором в результате борьбы со своим противником Максенцием. Перед решающей битвой у Мульвийского моста (312 г.), по легенде, Константин увидел во сне знамение в виде креста, рядом с которым была надпись "Сим победиши". Крест во сне Константина складывался из сочетания двух греческих букв Хи и Ро. Эти буквы составляют начало имени Христа. Этот знак также называется "хризма". Во время битвы Константин повелел солдатам нарисовать его на своих щитах. Получившееся военное знамя называли "лабарум". Имя Константина Великого имеет важнейшее значение в христианстве. При нем христианство получает статус разрешенной религии, а сам Константин принимает христианство на смертном одре. ставшем под пером Евсевия Кесарийского44Евсевий КесарийскийГреческий церковный историк, богослов, "отец церковной истории", друг императора Константина. ни много ни мало учредительным документом рождения христианской империи, является именно крест (хризмон): здесь он одновременно знак, или образ креста, животворящего древа, знамя, т. е. военный значок в традиционно-римском смысле, но украшенный надписью "Сим победиши", под которым легионы Константина якобы пошли в бой против Максенция, соправителя-"тирана", и знамение свыше, провиденциально указавшее на небесное покровительство перед решающей для Константина битвой за власть над Римом. Согласно Евсевию, во всех своих битвах Константин видел, что стрелы минуют знаменосца, а золотой крест, labarum, появляясь в гуще сражения, обращает врагов в бегство.

Хризма. Мраморный саркофаг 4 века н.э. Музей Ватикана, Италия / Wikimedia Commons

Хризма. Мраморный саркофаг 4 века н.э. Музей Ватикана, Италия / Wikimedia Commons

Неудивительно, что столь чудодейственным знаменем, если верить тому же биографу, решили украсить и потолок тронного зала императорского дворца в Константинополе, Новом Риме.

На кресте умер Спаситель, но эта смерть в христианском сознании даровала человечеству вечную жизнь, спасение: следовательно, символ смерти парадоксальным образом есть и символ жизни. Это превращение выразилось в ставшем популярным в зрелое Средневековьеiт.е. в 11–14 вв. образе т. н. "процветшего креста", понимавшегося как "древо жизни", на тему которого писались целые трактаты. На мозаике в конхе апсиды римской базилики Сан Клементе, созданной около 1125 г., Спаситель оказывается распятым вовсе не на Голгофе,55ГолгофаГора в Иерусалиме, на которой был распят Иисус Христос. а в раю: его крест, украшенный двенадцатью белыми голубями, вырастает из чудесного куста, покоящегося прямо на четырех райских реках, из которых пьют олени, библейская метафора души, ищущей единения с божеством.

Древо жизни. Мозаика в конхе апсиды Базилики Святого Климента. Рим, 12 век / Alamy

Древо жизни. Мозаика в конхе апсиды Базилики Святого Климента. Рим, 12 век / Alamy

Это древо оплетено роскошным растительным орнаментом, райскими кущами,66Райские кущиШатры в райском саду под божественной сенью. в которых нашлось место и всякой божией твари, и евангелистам, и святым, и ангелам. Стены Иерусалима по нижним углам триумфальной арки ограждают паству Христову, десницаiПравая ладонь Отца сама готова надеть на голову Сына венец, как и крест, превращающийся из орудия мучения в знак победы и словно возвращающий его в вечность.77Бог Отец, Бог Сын и Святой ДухВ христианстве три лица (ипостаси) единого Бога, которые составляют Троицу. Только печальная Мария и задумчивый Иоанн,88Дева Мария и евангелист Иоанн Традиционный иконографический образ. Внизу у распятия изображают Деву Марию (Богоматерь) и Иоанна, автора одного из 4-х евангелий (повествований о жизни Иисуса Христа). стоящие по бокам от креста на собственном "поземе",99ПоземВ иконописи название условного обозначения земли, изображаемого в нижней части иконы обычно в виде полосы коричневого или зелёного цвета. но изображенные, что важно, на едином для всей композиции золотом фоне, напоминают о том, что драма спасения, крестная смерть, вершится здесь, на земле, в земном Иерусалиме. Мы же, читая сопровождающие сложную сцену тексты, призваны созерцать эту вселенскую драму одновременно на небе и на земле. До сих пор в любом русском храме можно встретить изображение распятия с загадочными буквами по бокам от креста: МЛРБ. Их смысл очень прост, так же прост, как смысл замечательной мозаики: "Место лобне рай бысть", что в переводе означает "Лобное место стало раем".

Можно было ничего не писать, можно было даже заменить фигуру Иисуса "драгоценной абстракцией", неограненными камнями, к этому часто прибегали германские конунги первого тысячелетия, когда дарили стратегически важным для них монастырям и храмам т.н. вотивные кресты. Возможно, некоторые из них даже знали по преданию, что такой же усыпанный камнями крест, crux gemmata, воздвигли на Голгофе Константин Великий и его благочестивая мать Елена: тот самый, как считалось, на котором Спаситель был распят. На самом деле неизвестно, стоял ли на Голгофе столь богато украшенный крест, ранние описания не позволяют это утверждать, но именно таким, на фоне Иерусалима, его изобразили мозаичисты в римской базилике Санта Пуденциана около 400 года.

Передача закона. Мозаика в конхе апсиды. Базилика Санта-Пуденциана. Рим, 5 век (восстановлена в 16 веке) / Alamy

Передача закона. Мозаика в конхе апсиды. Базилика Санта-Пуденциана. Рим, 5 век (восстановлена в 16 веке) / Alamy

Дарение креста, как и других реликвий и сокровищ, было важнейшим рычагом политики императоров и подражавших им варварских королей. Само присутствие таких даров на алтаре гарантировало незримое присутствие здесь и сейчас далекого василевса или вечно разъезжающего по своим владениям короля или герцога, а храм превращался символически в микромодель небесного Иерусалима, в своеобразный вотивный комплекс, идеологически намного более важный, чем, скажем, дворец. Германский император Оттон III около 1000 года подарил Аахенской капелле роскошный крест, на лицевой стороне которого, где обычно изображается Спаситель, по сей день красуется замечательная гемма с изображением римского императора Октавиана.1010Октавиан Август (27 г. до н.э. — 14 г. н.э.)Первый римский император и основатель Римской империи. Удивительная – и глубоко символическая – подмена, оправданная, видимо, знанием того, что Бог пришел в этот мир именно при Августе.

Крест Лотаря, вотивный крест Оттона III. Ок. 1000 г. Аахен, сокровищница собора / Alamy

Крест Лотаря, вотивный крест Оттона III. Ок. 1000 г. Аахен, сокровищница собора / Alamy

На задней же стороне выгравировано изображение умершего Спасителя. Во время религиозных процессий крест несли перед государем, и смотреть он должен был именно на оборотную сторону. Такой специфический крест, находящийся по воле государя в символической столице государства, в Аахене, в святая святых, наглядно демонстрировал людям и Богу, что идея восстановление Римской империи органично сочеталась в уме и сердце этого глубоко верующего молодого императора с уподоблением Христу, а pax romanaiРимский мир – с pax christianaiХристианский мир.

Оклад «Евангелия королевы Теоделинды».  Рим, ок. 600 г. Монца, сокровищница / Photo by Paolo e Federico Manusardi/Electa/Mondadori Portfolio via Getty Images

Оклад «Евангелия королевы Теоделинды». Рим, ок. 600 г. Монца, сокровищница / Photo by Paolo e Federico Manusardi/Electa/Mondadori Portfolio via Getty Images

Лангобардская королева Теоделинда, приняв христианство около 600 года, получила в подарок от Григория Великого Евангелие в окладе, усыпанном драгоценными камнями, органично сочетающимися с высоко ценившейся эмалью, имитировавшей рубин: здесь кресты в прямом смысле слова заключают в себе священный текст, а восемь гемм (совсем не августовского века, потому что времена были темные) по сторонам от крестов должны были восприниматься как своеобразное "генеалогическое древо", включавшее новую обладательницу этого сокровища в "семью" римских императоров, римских пап, самого Христа.

Олег Воскобойников

Все материалы автора