МУСУЛЬМАНСКАЯ ЕВРОПА: ОПЫТ ВОЙНЫ И МИРА

Лекция 4. Нескромное обаяние Востока

МУСУЛЬМАНСКАЯ ЕВРОПА: ОПЫТ ВОЙНЫ И МИРА

Средневековый перевод на иврит Канона врачебной науки Авиценны. 13 век / Alamy

В своем курсе лекций историк-медиевист Ирина Варьяш рассказывает о том, как примерно 800 лет мусульмане владели Испанией, превратив ее в одну из самых развитых и процветающих областей Европы в средние века. В четвертой лекции курса речь пойдет о том, как мусульмане повлияли на привычки европейцев в повседневном быту от еды до интерьера жилища.

На улицах Парижа оживленно: время обеденного перерыва. Юный клерк в кафе выбирает из Menu de jour… Суп, горячее.

— Что будете на десерт? — спрашивает его официант. И тот думает, взять ли сегодня фруктовый салат, выпечку или шарик фисташкового шербета. Тысячи парижан в этот момент делают то же самое, как и сотни тысяч других европейцев. Но ни расторопные официанты, ни их проголодавшиеся клиенты не задумываются над тем, что они следуют изящной традиции, вошедшей в моду в 9 веке благодаря усилиям одного багдадского музыканта.

Бытовые привычки

Ибн Зирьяб был певцом и музыкантом, в юности услаждал слух халифа Харун ар-Рашида. Однако в какой-то момент, возможно, из-за придворных интриг, решил покинуть Багдад. В 822 г. он нашел самый радушный приют в Кордове, куда был специально приглашен эмиром Абд ар-Рахманом II. Ибн Зирьяб собирался основать в аль-Андалусе школу музыки и пения, для чего привез с собой с Востока учеников-юношей и девочек-рабынь. Кроме того, что этот багдадский эстет продолжал сочинять музыку и совершенствовать музыкальные инструменты, он вплоть до своей смерти в 857 г. оставался законодателем мод и изящных манер. Среди прочего ему принадлежит авторство последовательности, в которой следует подавать кушанья за пиршественным столом: он рекомендовал подавать сначала супы, потом мясные блюда, затем птицу, а заканчивать трапезу сдобным печеньем и фруктами. Разумеется, он занимался диетологией и кулинарным искусством. Столы, по мнению Ибн Зирьяба, было приятно накрывать скатертями и украшать легкой стеклянной посудой, а не золотыми и серебряными кубками.

Из аль-Андалуса подобные манеры перебрались на север Испании, а оттуда в Европу, как и многое другое, что сегодня мы с вами отнесли бы к жизненным стандартам. Принято считать, что европейцы познакомились с высокой культурой повседневной жизни, попав на Восток во время Крестовых походов. Пожив среди роскоши в Иерусалиме или Антиохии, они вернулись к себе домой, во Францию, Германию или Англию, желая одеваться в шелк, есть с серебра и наслаждаться песнями менестрелей.iПоэт-музыкант в средневековой Европе (лат. "слуга"). Однако знакомство Западной Европы с восточным образом жизни началось до I крестового похода и осуществлялось через опыт Византии, мусульманской Сицилии и Испании.

Заметим, что обаяние мусульманского Востока было столь сильным, что его культурные привычки, вещи и товары входили в жизнь европейцев, олицетворяя богатство и красоту. Например, если вы присмотритесь к картинам итальянских и фламандских художников эпохи Возрождения, то легко обнаружите, что под ногами христианских святых и Девы Марии кистью мастера уложены восточные, "мусульманские" по своему происхождению, ковры. Одежды Иисуса Христа на картине Джотто "Воскрешение Лазаря" украшены причудливым орнаментом, представляющим собой не что иное, как имитацию куфического арабского письма.iОдин из старейших видов арабской каллиграфии с 8 в. Таким же буквенным орнаментом декорировали и внутренние помещения христианских церквей в Испании или Византии. Прочитать узорчатые пояса в настенных фресках было невозможно, поскольку они были просто набором узнаваемых для глаза современника элементов арабской вязи. Таким образом, к 14 в. арабская вязь не просто отражала реалии — наличие дорогих восточных тканей и ковров на европейских рынках, но и приобрела в европейском пространстве иконографический смысл: она определяла особенное значение, богатство и важность той или иной фигуры или пространства.

Сцена пира Бабура.  Миниатюра из рукописи «Бабур-намэ». Северная Индия. 16 век / Из коллекции ГМВ/ Музей востока

Сцена пира Бабура. Миниатюра из рукописи «Бабур-намэ». Северная Индия. 16 век / Из коллекции ГМВ/ Музей востока

Агрикультура

Мусульмане принесли в Испанию систему ирригации, то есть систему орошения, значительно превосходившую римскую и вестготскую способностью собирать и распределять воду. Это позволило им насадить сады и заниматься сельским хозяйством гораздо эффективнее, чем это делали их соседи европейцы, учившиеся у них. В Испании до сих пор существуют мельницы с водяными колесами, подобные в своем устройстве мельницам Ближнего Востока. Благодаря ирригации стало возможным возделывание культур, которые требовали достаточного количества влаги, таких, например, как сахарный тростник, рис, апельсины, лимоны, баклажаны, артишоки и хлопок. Мусульмане были столь успешны в выращивании даже известных латинянам культур, что именно арабские обозначения многих фруктов и овощей вошли в вокабулярий европейских языков и существуют в них до сих пор. Так, хорошо известный европейцам абрикос в римские времена назывался латинским словом praecox, что означало скороспелый и отличало его от персика, который созревает позже. Это латинское название фрукта было заимствовано у римлян греками и уже из греческих текстов было почерпнуто мусульманами. В их произношении оно превратилось в аль-биркук и таким, арабизированным, "вернулось" в романские языки: испанский, итальянский и французский. Спустя еще несколько столетий название абрикоса было воспринято голландцами в его испанском варианте и таким попало в немецкий, русский, скандинавские языки.

Мусульмане привезли в Европу неведомые ей дотоле фрукты, овощи, рис, а еще специи и сахарный тростник. До этого европейцы использовали в качестве подсластителя исключительно мед. Вплоть до Великих географических открытий, совершенных португальцами, а за ними испанцами, Западная Европа получала специи с Ближнего Востока и из Индии через посредничество мусульман. Прибыли от специй были огромны: они позволяли дольше хранить еду, не прибегая к известному в Европе способу засолки мяса и рыбы (солонина), делали мясо более мягким и ароматным, обладали дезинфицирующим свойством.

Оживленная торговля между Европой и мусульманскими странами в средние века напоминает колониальную: мусульмане продавали в Европе предметы потребления и роскоши, шелк, специи, а латиняне снабжали Восток сырьем: железом, медью, лесом, пенькой и рабами. Не удивительно, что и в европейских языках, французском, английском, испанском, и в арабском языке понятие "раб" было одинаково создано при помощи этнонима "славянин": slave, сакалиба. Связано это было с тем, что до 11 в. основным источником рабов, которыми торговали европейцы, были пленники из языческих народов, прежде всего славянских, или их соседей, антропологически похожих на славян, со светлыми волосами, белой кожей и голубыми глазами, что очень ценилось в мусульманской Испании и на Востоке. С принятием славянами христианства этот источник пленников иссяк, но слово осталось, только теперь его прикладывали и к чернооким черкесам, и скуластым татарам, и смуглым тюркам.

Людвиг Дойч. Арабский учитель. 19 век / Alamy

Людвиг Дойч. Арабский учитель. 19 век / Alamy

Язык

Мусульманские стандарты жизни тем более производили впечатление на европейцев, что исламская цивилизация по своей природе, вопреки мнению мало осведомленных людей, считающих, что ислам родился в пустыне среди безграмотных и диких бедуинов, изначально была цивилизацией городской. Неудивительно, что и в Европе мусульмане обустроили на свой манер большие и богатые города: Кордову, Севилью, Гранаду. Мусульманские города славились огромными базарами, дворцами, не уступавшими в красоте декора мечетям, садами и фонтанами, набережными. Здесь же располагались лавки ремесленников, бани, школы и читальни, нотариальные конторы и больницы.

Ислам задавал высокие стандарты в области знания, что имело самое непосредственное влияние на образ жизни мусульман. Пожалуй, никогда прежде не существовало общества, которое бы уделяло столько внимания грамотности. Мусульманские дети свободно читали и писали, многие из них имели возможность учиться дальше, покидая начальные школы и отправляясь на обучение к частным учителям или в школы следующей ступени, предоставлявшие им жилье и стипендии. Прибавим к этому, что наукам обучаться могли не только юноши, но и девушки.

Неудивительно, что знатный христианин Павел Альвар, живший в Кордове в 9 в., жаловался: "Многие из моих единоверцев читают стихи и сказки арабов, изучают сочинения мусульманских философов и богословов не для того, чтобы их опровергать, а чтобы научиться, как следует выражаться на арабском языке с большей правильностью и изяществом. Где теперь найдется хоть один, кто бы умел читать латинские комментарии на Священное Писание? Кто среди них изучает Евангелия, пророков и апостолов? Увы! Все христианские юноши, которые выделяются своими способностями, знают только язык и литературу арабов, читают и ревностно изучают арабские книги... они даже забыли свой язык, и едва ли найдется один на тысячу, который сумел бы написать приятелю сносное латинское письмо. Наоборот, бесчисленны те, которые умеют выражаться по-арабски в высшей степени солидно и сочиняют стихи на этом языке с большей красотой и искусством, чем сами арабы".

Влияние мусульманской культуры сказывалось не только в поэзии, литературе или музыке, но и в гораздо более прозаичных сферах жизни. Например, в Испании и спустя двести лет после того, как Толедо перешел из-под руки эмира аль-Кадира под руку кастильского короля Альфонсо VI, жители столичного города составляли документы купли-продажи на арабском языке. Вероятно, христиане полагали, что акт, записанный по-арабски, привычным им в делопроизводстве способом, надежнее.

Мусульманское знание всегда было не только теоретическим, но и весьма практическим. Познавая сотворенный Богом мир, мусульманские ученые всерьез изучали и человека, особенности его душевного и телесного устройства, стремились облегчать его страдания и недуги.

Врач (Возможно Ар-Рази) исследует мочу пациента. Средневековая европейская миниатюра. 13 век / Wikimedia Commons

Врач (Возможно Ар-Рази) исследует мочу пациента. Средневековая европейская миниатюра. 13 век / Wikimedia Commons

Медицина

В области медицины мусульмане поначалу еще соперничали на Востоке с христианами-несторианами,11Несторианство. Одно из течений в раннем христианстве, названное по имени богослова Нестория, жившего в 5 в. и учившего о двух самостоятельных природах Иисуса Христа (божественной и человеческой). которые со времен Сасанидов22СасанидыПерсидская династия, основавшее государство на территории современных Ирака и Ирана, включавшее Египет, Ближний Восток и Центральную Азию вплоть до некоторых территорий Индии и Пакистана (224-651). занимались врачеванием в Иране. Здесь была отлично поставленная медицинская служба и школа с центром в Гондишапуре. Теорию изучали в основном по Галену, а практические занятия проходили в устроенной при школе больнице. Кроме того, преподавали "греческую науку" и философию. Мусульмане, завоевав Иран, восприняли эту модель и, открыв собственные школы, тоже учили там не только медицине и фармакологии. Оттуда выходили люди, отлично подготовленные во многих областях знания – это как нельзя лучше отвечало представлениям мусульман о постижении истины и Бога в целостности знания о самых разных предметах.

Мусульмане уже в начале 8 в. стали переводить медицинские сочинения на арабский, быстро освоили наследие Галена и Гиппократа, прибавили к греческой традиции еще и индийские достижения и начали открывать больницы, вероятно, превзойдя своих учителей-христиан. Первые достоверные сведения о больнице в Багдаде относятся к 800 г. В 900, 914, 919 и 925 гг. здесь на средства богатых и знатных людей открывались новые лечебные заведения. Доход от больниц шел на оплату персонала. Врачи посещали тюрьмы и осматривали заключенных, устраивались в передвижные лечебницы и фармакопеи для сельских жителей. Столичным начинаниям подражали и в провинциях. В Каире в 1284 г. в бывшем дворце была открыта больница Мансури на 8000 мест с новейшим оборудованием. Здесь были не только устроены женское и мужское отделения, но и выделены категории болезней: лихорадка, глазные болезни, желудочно-кишечные, требующие хирургического вмешательства… Врачи, терапевты и хирурги, уже обладали специализацией, а помогали им фармакологи, низший медицинский персонал обоего пола, административный аппарат. При мусульманских больницах имелись склады, молельни, библиотеки, где можно было найти учебные пособия. Уровень медицинского дела был столь высоким, что среди различных практических руководств того времени легко найти специальные руководства по ведению больничного дела, например, с образцами рабочих контрактов.

Самыми знаменитыми арабскими медиками в средние века были ар-Рази, уже упоминавшийся нами Ибн Сина и Али ибн аль-Аббас. С 800 г. по 1300 г. получили известность арабоязычные труды по медицине более чем 70 авторов, среди которых, кроме мусульман, было несколько христиан и иудеев, но все они писали на языке Корана.

Абу Бакр ар-Рази (Разес или Абубатер в Европе) был алхимиком, философом и первым главой багдадской больницы. Он ввел в практику составление "истории болезни", применял метод прививок, гипсовые повязки при переломах и написал более 50 работ по медицине, в том числе "Трактат о ветряной оспе и кори", переведенный на латинский, греческий, французский и английский языки, и 10-томную "Всеобъемлющую книгу" — энциклопедию медицинских знаний. Фундаментальность, с которой ученые того времени подходили к материалу, замечательно видна на примере этого труда ар-Рази: по каждой болезни он приводил мнение греческих, сирийских, индийских, персидских и арабских авторов, потом добавлял собственные замечания и наблюдения из своей практики и выносил заключительное суждение. Части этого обширного сочинения были переведены на латынь в конце 13 в. на Сицилии врачом из иудеев.

Спустя полвека Али ибн аль-Аббас (Хали Аббас) создал новую энциклопедию, столь же полную, но менее увесистую. Именно этот медицинский труд был одним из первых переведен на латынь и получил широкую известность на Западе.

Еще в 12 в. на латынь был переведен "шедевр арабской систематики" — "Канон медицины" Авиценны, который в основном и использовали в Европе для преподавания медицины вплоть до конца 16 в. Было создано множество комментариев к "Канону" на латыни, иврите и других языках. Европейцы настолько серьезно относились к этим работам, что среди первопечатных книг был комментарий павийца Феррари да Градо к ар-Рази и "Канон" Авиценны, который был напечатан в 1473 г. и за последующие двадцать пять лет выдержал еще 16 изданий. Эта книга считается самым изучаемым трудом по медицине во всей истории человечества, которая не утратила своего значения и в Новое время. В 15—16 вв. европейская медицина опиралась прежде всего на работы, переведенные с арабского.

Алишер Акулов. “Жизненный путь и наследие Имама аль-Бухари”/Открытый источник

Алишер Акулов. “Жизненный путь и наследие Имама аль-Бухари”/Открытый источник

На этом фоне довольно бедно выглядят европейские средневековые достижения в области медицинского обслуживания. Старейшей высшей медицинской школой в Европе принято считать школу в Салерно, на юге Италии, опиравшуюся на античные, византийские и арабские знания по медицине. К 9 веку здесь уже существовала корпорация врачей, для которой в 11 в. переводил Константин Африканский, владевший арабским, греческим, сирийским и персидским языками. Только с арабского он перевел Гиппократа, Галена, ар-Рази, Авиценну, Хали Аббаса, аль-Хаззара, Исаака Иудея.

Любопытно, что по европейской легенде 17 в. начало школе было положено случайной встречей четырех врачей: иудея, грека, араба и латинянина. В Салерно, помимо медицины, изучали логику, философию и право. С 12 в. изучалась анатомия: сначала на свиньях, потом на телах преступников. Тогда же стала знаменитой медицинская школа в Монпелье на юге современной Франции, сюда ехали учиться со всей Европы – и не случайно. Монпелье был открыт как ближневосточному, греческому и итальянскому влиянию, так и каталонскому и мусульмано-испанскому. Здесь традиционно жили во множестве мусульмане, иудеи и арабоязычные христиане, приезжавшие из-за Пиренеев и потому имевшие прямой доступ к последним достижениям медицины. Посредничество Монпелье в передаче медицинских знаний и практик из исламского мира латинскому трудно переоценить.

В отличие от своих восточных коллег европейцы долгое время свысока относились к хирургии и хирургам, приравнивая их по статусу к цирюльникам и костоправам. Церковь пыталась запретить преподавание хирургии. Только с распространением медицинских знаний благодаря переводам с арабского и с приобретением опыта во время Крестовых походов, когда европейцы лечились у сарацинских лекарей, ситуация начала меняться и появился первый западный трактат о хирургии.

Возможно, опыт крестоносцев способствовал и тому, что с 12 в. европейцы тоже начали открывать городские лечебницы, предназначенные именно для содержания больных. Однако здесь по-прежнему не были выделены палаты для инфекционных больных и не было собственного врача. Что уж говорить о клинической практике студентов — она появилась в Европе, опять же с опорой на мусульманский опыт, только в середине 16 в. Больницы в Европе поначалу существовали при монастырях, обителях и вплоть до раннего Нового времени предназначались для содержания бедных людей. Часто это были благотворительные учреждения милосердия и призрения, а не лечебные заведения, как на Востоке.

Франческо Баллесио. Продавец ковров. Вторая половина 19 века / Wikimedia Commons

Франческо Баллесио. Продавец ковров. Вторая половина 19 века / Wikimedia Commons

Убранство дома

Возвращаясь к высоким стандартам жизни, принятым в мусульманском обществе и во многом контрастировавшем с латинскими привычками, следует сказать хотя бы два слова об устройстве дома. Мусульмане и здесь уделяли большое внимание гигиене и комфорту. Например, дома мусульман в аль-Андалусе и Испании были скромными снаружи, с выбеленными глухими стенами и маленькими окошками для вентиляции наверху, но богато украшенными и обставленными во вполне средиземноморской манере внутри — с атриумомiВнутренний двор. и гостиной. В домах, как правило, имелись специальные внутренние резервуары для хранения чистой воды и так называемые "черные колодцы" — сточные, куда по сложной системе труб приходила использованная вода, в том числе с кухни и из отхожего места. В богатых домах при помощи воды, которая проходила по трубам, помещения отапливались зимой и охлаждались летом.

Мусульмане привезли в аль-Андалус воспринятую ими у персов технику поливной керамики и наладили производство полихромных изразцов в Кордове и Севилье. Квадратиками из обожженной глины с характерным геометрическим рисунком были выложены стены дворцовых залов (можно увидеть и сегодня, например, в СинтреiЗнаменитая резиденция португальских королей.), мечети, бани, частные помещения и присутствия, изразцами облицовывали или украшали наружные стены зданий. Постмусульманская Испания продолжала активно пользоваться этим удобным, дешевым относительно камня и мрамора, отделочным материалом, который в условиях долгого и жаркого лета отвечал еще и строгим гигиеническим требованиям. В 16 в. испанские изразцы, называвшиеся здесь azulejos (от арабского аз-зулайджа, то есть глазурованная глина), вошли в моду в Испанских Нидерландах.33Испанские Нидерланды. Испанский король Карл I (1516–1566 гг.), будучи внуком правителя Священной Римской империи Максимилиана Габсбурга, унаследовал от него обширные владения в Европе, включавшие Нидерланды. Нидерланды находились под властью испанских Габсбургов до 1609 года. Будучи усовершенствованными при помощи итальянской техники росписи, они стали активно применяться в том числе и для облицовки знаменитых голландских печей. Со временем привычка использовать керамическую плитку в банях, ванных и туалетных комнатах, а кроме того в кухнях, прихожих, внутренних дворах и на лестничных пролетах распространилась по всей Европе. Пользуется ею и современный человек.

Уровень грамотности и знаний, культура питания, гигиены и здоровья — маркеры уровня развития, которые хорошо были понятны людям Средневековья и до сих пор так или иначе учитываются в Индексе человеческого развития, интегральном показателе, принятом в Программе развития ООН. Так же, как наши далекие предки, современные экономисты и политики, оценивая уровень развития той или иной страны, обращают внимание на продолжительность, уровень жизни и грамотность.