СЭЙ-СЕНАГОН

Правила жизни средневековой японской писательницы

СЭЙ-СЕНАГОН

Кобаяси Киётика. Сэй Сенагон из серии «Древние узоры». 1896 год. Япония. Цветная гравюра на дереве/Alamy

Писательница, известная нам под прозванием Сэй-Сенагон, придворная дама императрицы Садако, написала свои знаменитые «Записки у изголовья» на рубеже X и XI веков. В свитах императорских жен и наложниц тогда собирались лучшие поэтессы, писательницы, художницы и мыслительницы эпохи, но Сэй-Сенагон и среди этой блистательной плеяды смотрелась бесконечно яркой звездой. Ее остроумие, наблюдательность, виртуозная кисть уже при жизни принесли ей громкую славу, которая не утихла и после смерти, а с выходом Японии в большой мир труды японской средневековой писательницы получили и всепланетное призвание. И это притом, что от нее не осталось ни серьезных исторических трудов, ни больших романов, лишь ироничные, мечтательные, иногда язвительные, а иногда печальные строчки ее личного дневника.

О привлекательных мужчинах

«Мужчин должен сопровождать эскорт. Самые обворожительные красавцы ничего не стоят в моих глазах, если за ними не следует свита»

О воспитании девушек

«Какими ничтожными кажутся мне те женщины, которые, не мечтая о лучшем будущем, ревниво блюдут свое будничное семейное счастье! Я хотела бы, чтобы каждая девушка до замужества побывала во дворце и ознакомилась с жизнью большого света»

О недоброжелателях

«Ты была к кому-то не слишком расположена, и вот он в отместку сочиняет небылицы, возводит на тебя напраслину, чернит как может, а самого себя превозносит до небес. Как это отвратительно!»

Сэй Сенагон, из иллюстрированной книги «Сборник изображений красавиц» Хисикава Моронобу/Alamy

Сэй Сенагон, из иллюстрированной книги «Сборник изображений красавиц» Хисикава Моронобу/Alamy

О письмах из провинции

«Досадно, если к письму, присланному из провинции, не приложен гостинец. Казалось бы, в этом случае не должно радовать и письмо из столицы, но зато оно всегда богато новостями»

О блохах

«Блохи препротивные существа. Скачут под платьем так, что, кажется, оно ходит ходуном»

О детях

«Скажешь в разговоре дурное на чей-либо счет, а ребенок возьми и повтори твои слова прямо в лицо тому самому человеку!»

О том, что раздражает

«Когда человек, не блещущий умом, болтает обо всем на свете с глупой ухмылкой на лице»

Об угощении во время свидания

«Очень дурно, если мужчины, навещая придворных дам, принимаются за еду в женских покоях. Достойны осуждения и те, кто их угощает»

«По-моему, не следует предлагать гостю даже чашки риса с горячей водой, хотя бы он явился вконец пьяным поздней ночью. Возможно, он сочтет даму бессердечной и больше не придет… Что ж, пусть будет так!»

О несносных людях

«Рассказываешь старинную повесть. Вдруг кто-то подхватил нить твоего рассказа и продолжает сам. Несносный человек! И вообще несносен каждый, будь то взрослый или ребенок, кто прерывает тебя и вмешивается в разговор»

О том, что доставляет радость

«Томишься скукой, но вдруг приходит гость, в обычное время не слишком тебе близкий. Он сообщает последние светские новости, рассказывает о разных событиях, забавных, горестных или странных, о том, о другом… Во всем он осведомлен, в делах государственных или частных, обо всем говорит толково и ясно. На сердце у тебя становится весело»

О врагах

«Войдет в комнату кто-то тебе ненавистный и душа замирает. Странная вещь сердце, как легко его взволновать»

О глупых родителях

«То, что неприятно слушать,